Дата публикации: 13 Января 2020
Профессор И. И. Сахаров: «Мой профиль – мерзлота»
Профессор кафедры геотехники СПбГАСУ, доктор технических наук, профессор Игорь Игоревич Сахаров – один из авторов программы «Термограунд». Эта уникальная компьютерная программа позволяет рассчитать температурные поля и деформации грунтов в условиях вечной мерзлоты. Мы побеседовали с профессором И. И. Сахаровым о его разработках, изложенных в статье «Расчетный метод определения характеристик морозного пучения грунтов» и опубликованной в журнале Geotechnics Fundamentals and Applications in Construction: New Materials, Structures, Technologies and Calculations, а также о наиболее значимых вехах его профессионального пути.
Рассказывает профессор И. И. Сахаров: – Все началось с того, что я купил книжку из научно-популярной серии Академии наук под названием «Капля». Там рассказывалось про замерзание воды. Я прочитал ее, и меня страшно заинтересовала эта тема. С тех пор прошло много времени. Я занимаюсь мерзлотой 35 лет. Мой профиль – мерзлота. В 1975-м году мы, аспиранты, между собой говорили: никогда не надо заниматься двумя вещами – динамикой и мерзлотой, потому что это очень сложные вещи. Сейчас в стране докторов наук по мерзлоте – человека четыре. Несколько лет назад я выпускал двух аспирантов и мне нужен был оппонент. В Санкт-Петербурге его не нашлось. Но, конечно, всему можно научиться. Когда ко мне приходит аспирант, я первым делом спрашиваю: хотите заниматься этим? Если он уверенно говорит «да, хочу», – значит, научим, было бы желание. Вот у меня оно появилось – и я начал работать. Все делал сам, не занимался ни в аспирантуре, ни в докторантуре. – С чем связаны сложности выбранной вами тематики? – Одно дело – сидеть за компьютером, другое – проводить полевые опыты на улице при минус тридцати градусах. Попробуйте что-нибудь померить в минус тридцать! Это далеко не каждый захочет. Помню, несколько лет назад была встреча со студентами, желающими поступить в магистратуру. Выступали представители разных кафедр. Мне первому дали слово, и я говорю – «Друзья, у меня есть несколько тем для магистрантов. Все объясню, что, как и зачем. Но вы будете работать в мерзлотной лаборатории. Валенки и стеганый тулуп будут вашей обычной одеждой». И знаете, что – никто не решился! – Программа «Термограунд» изменила ситуацию? – Благодаря программе трудоемкие полевые опыты можно заменить компьютерным моделированием.
В лаборатории вы такого не получите – параметры ГОСТов, которые там заданы, на практике не существуют. А программа позволяет смоделировать массу реальных ситуаций.
Мои соавторы – профессор Владимир Николаевич Парамонов из Петербургского государственного университета путей сообщения императора Александра I, который занимался математической составляющей, и профессор Сергей Анатольевич Кудрявцев из Дальневосточного университета путей сообщения, который тестировал и обрабатывал результаты. Я делал физический алгоритм. Могу уверенно сказать – мы работали не зря. Программа сертифицирована, ее хорошо знают в мире. Мы представляли ее на многих конференциях, и серьезных критических замечаний к ней не было.
– Расскажите, пожалуйста, о чем ваша статья. – В статье описывается один из вариантов использования программы «Термограунд», который позволяет определять силу пучения. При промерзании вода увеличивается в объеме на девять процентов. Все грунты содержат воду, поэтому они вспучиваются. Фундаменты и любые другие сооружения, которые на них стоят, испытывают при этом деформации подъема. Все начинает трещать и деформироваться из-за воздействия нормальных и касательных сил.
Я предлагаю определить эти силы, но не опытным путем, а методом численного моделирования. Это позволит сформулировать рекомендации, какими должны быть здание, железная дорога, путепровод, мост, т. д., для того, чтобы они могли просуществовать 50 лет. Именно такой срок эксплуатации у капитальных сооружений.
 – Вам самому приходилось ездить на Север?  – Да, приходилось. Я ездил не по указке, а потому что сам хотел, мне это было интересно. Сейчас продолжает быть интересно, хотя мне уже немало лет. В данный момент веду переговоры с магаданским золотопромышленным предприятием и заказчиками из Монголии.
В Монголии проблема с промерзанием такая, что центр столичного Улан-Батора не застроен: идут большие деформации пучения, все трескается. В Магадане тоже непросто: там островная вечная мерзлота плюс сейсмика восемь баллов.
Мечтаю туда поехать, посмотрим, получится или нет. Я выполнял подобные работы и раньше. – Желаю вам дальнейших профессиональных успехов!

Возврат к списку